История тамеси-гири

Отрывок из статьи Тосисиро Обаты «МЕЧИ И ТРАДИЦИЯ» (Aikido Journal, #107, 1996 г.)

История тамэси-гири (испытание рубящих и колющих способностей копий и мечей на доспехах и шлемах) берет начало в 12 веке. Идеалом кузнецов-оружейников было ковать лезвия настолько крепкие и острые, чтобы они могли разрубать шлемы и тому подобное, в то время как изготовители доспехов стремились создавать шлемы настолько прочные, чтобы они могли защитить, тех, кто их носит, даже если им настолько не повезет, что они примут на себя такой удар. Это постоянное соревнование, несомненно, стимулировало совершенствование мастерства и техник, как тех, так и других. 

Со второй половины периода Камакура (1185 - 1333) до нас дошло множество историй о знаменитых мечах. Среди них истории о мече, выкованном Аоэ, который, как говорят, разрубил каменную статую Дзидзо, а также о клинках Мунэтики из Иги и Сиро Мондзю из Нары, которые, как утверждают, могли разрубать большие камни. Затем, конечно же, существует знаменитый рассказ о Ватанабэ-но-Цуна, который отрубил руку дьяволу (они) у ворот Расёмон в районе Кюдзё Киото. 

Среди знаменитых кузнецов-оружейников периода Камакура были Масамунэ, Мурамаса и Садамунэ, в то время как мастера линий Мётин, Харута и Саотомэ были знамениты своим искусством изготовления шлемов. Во времена смуты периода Воюющих Государств (Сэнгоку Дзидай, 1467-1568) способность делать крепкие, острые мечи могла влиять на судьбы целых феодальных княжеств. 

Сохранилось множество сообщений о тамэси-гири в период Эдо. В городе Эдо (в настоящее время Токио), где кража даже такой незначительной суммы, как десять рё, каралась обезглавливаньем, было, по меньшей мере, четыре официальных палача. Среди них был Асаэмон Ямада, известный в городе по кличке Асаэмон Обезглавливатель. Он тестировал мечи на телах казненных преступников, и некоторые записи утверждают, что он мог одним ударом разрубить до семи тел. 

В начале периода Эдо был знаменитый кузнец-оружейник Котэцу. Он начал свою карьеру в качестве изготовителя шлемов, а позже, когда ему перевалило за пятьдесят, стал производить мечи. Асаэмон Обезглавливатель, будучи, безусловно, одним из лучших специалистов, способных по достоинству оценить рубящие свойства мечей, очень высоко ценил клинки Котэцу. 

Еще одним известным кузнецом, жившим в конце периода Эдо, был Киёмаро. Он был знаменит своими прекрасными и чрезвычайно острыми клинками. Санэо, который выучился ремеслу у того же учителя, что и Киёмаро, тестировал свои клинки на таких твердых материалах, как металлический лом, олений рог, цубы из сплава меди и серебра, кованое железо и шлемы. 

Один из наиболее знаменитых эпизодов тестирования мечей начала периода Мэйдзи касается Кэнкити Сакакибары из школы Дзикисинкагэ-рю. Сакакибара стал учеником Сэйитиро Отани в возрасте тринадцати лет и позже учился в Кобусё (тренировочный центр боевых искусств, основанный в 1855 году Сёгунатом Токугава). Он также был инструктором корпуса телохранителей Сёгуна. Сокаку Такэда, возродивший традицию Дайто-рю, стал учеником Сакакибары в возрасте тринадцати лет и в течение двух лет изучал у него множество различных боевых искусств, включая кэн-дзюцу, бо-дзюцу и со-дзюцу. 

В 1886 году в особняке Князя Фусими проходили состязания по разрубанию шлемов. Первым претендентом был Ёситада Уэда, лучший из четырех старших учеников Янаи школы Кёсин Мэити-рю. Встав перед целью, шлемом, изготовленным Мётином, он опустил свой меч с взрывным киай. Однако меч резко отскочил и отбросил его назад. Вторым был Сосукэ Хэнми, специалист Тацуми-рю иай-дзюцу и инструктор из управления полиции. Его меч также отскочил от цели, и его сбило с ног. Сакакибара вышел третьим, занес свой меч дотануки так далеко, что практически коснулся спины, и опустил его вниз одним могучим ударом, погрузив свой клинок почти на одиннадцать сантиметров в цель (источник: Нихон Кэнкяку Дэн ((Истории о японских мастерах меча)) Ё Цумото).

Разрубание шлемов практиковалось редко, даже в Японии. Этому есть несколько причин. Во-первых, в Японии большинство мечей и шлемов являются бесценным сокровищем, и если кому-то не удастся выполнить чистый удар, повторный тест провести будет невозможно. В то время как удачный удар, безусловно, прославит человека и будет активно обсуждаться, неудачный удар может серьезно его опозорить. Если такой меч получит выщерблину или сломается, то это испортит его безвозвратно. Шлем также будет испорчен напрасно, и к тому же это может покрыть позором кузнеца, изготовившего меч. И, наконец, повреждение лезвия работы уже скончавшегося кузнеца будет равноценно уничтожению сокровища огромной исторической ценности. По этим и другим причинам большинство мастеров меча даже и не помышляют о выполнении тамэси-гири на шлемах. 

До и во время Второй Мировой Войны знаменитый учитель кэндо и иайдо Накаяма Хакудо отбирал мечи для полиции Императорского Дворца, выполняя тамэси-гири на бедренных костях свиней. На некоторых клинках сохранилось имя, которое Накаяма использовал при тамэси-гири, Минамото но Ёситика.